Всё нам и всего по более! Тереза Мэй, мы четко знаем, чего хотим от ЕС

Есть ли понимание, у сторон ЕС, и Великобритании, какие отношения, их ждут в будущем? Или их предпринимателям не нужно развиваться и планировать совместные планы?

Что это, глобальная коррупция? Где взятки, а не закон, будут править в их отношениях?

Какие налоги, оффшоры, пиратство и работорговля, коррупция, контрабанда? Эти понятия утеряют свои значения и взятки станут оттачивать будущие отношения?

Предприниматель, хочешь отправить или разгрузить ядерное топливо, или наркотики, или рабов, договаривайся, о взятке и вперёд, что тебя останавливает, так представляется чиновничий рай? Принимает же Италия и Греция беженцев, без документов от МИД ( чем они отличаются от рабов?) своих стран и ЕС это ещё и приветствует и даже выделяет средства, на их содержание!

Утрируем? Нет сравниваем, на живом примере, отсутствия рассудка на конкретном постыдном примере.

Вы, до сих пор, не явили миру, элементарных правил и отношений, может, Вы хотите зайти «сзади и начать со сложного», так беженцы(refugges), начните с них, штурмовать, им, Ламанш или нет, люди-то ждут.

Или начните с правил таможенного контроля и наконец обозначьте конкретно то, чего ЕС, так боится заявить, о вооружённой защите своих границ, от любого несанкционированного проникновения?

Что хочет Великобритания?

Что нужно было народу Великобритании на референдуме? А что нужно сейчас?

Всё и всего по более?

Но и в ЕС, аналогично всё и всего по более, от Великобритании. Это понятно.

Может, настала пора конкретизировать «камень преткновения», в виде чётких сформулированных однозначных определений, в виде списка предложений и требований?

Но нет, и Мэй продолжает „размазывать кашу ( овсянку) по тарелке”:

  1. «Мы будем в состоянии установить контроль над нашими границами и над нашим законодательством», — заверила она.

  2. Выступая 01.17 по телеканалу Sky, Тереза Мэй заявила, что приоритетной задачей ее правительства является достижения максимально выгодного для страны соглашения о выходе из ЕС.

Ну, что это?

  1. Намёки и никакой конкретики, в самом первейшем, для любого государства вопросе: о границе и самостоятельности в её защите.

Второе, «просто взорвало мозг у родителей, от капризного ребёнка бьющегося в истерике на полу супермаркета»

2.Иными словами:

Всё нам и всего по более!

Никакой конкретики, у подобных высказываний, нет. Даже у торговок на рынке их больше.

Ребёнок, и тот просит конкретные сладости и игрушки.

      Бизнесмены и политики, говорят, в таких случаях: «мы готовы выслушать Ваши предложения» или встречные предложения ( если, они, уже существуют).

           Мы, „HELPSOC”, напоминаем об этом,

так как понимаем, что есть списки: «требований и предложений» и

 над ними работают специалисты, а быть может, были согласованны, заранее,

но противоречивы с действительностью и контрастируют с истиной.

 Как, например, вопрос с беженцами.

Это один из центральных вопросов, на который ЕС, была неспособна ответить ни Великобритании, ни себе:

Сколько беженцев готова принять Европа и сколько из них вторгнется в Великобританию?

Что, естественно, разорительно для казны любого государства и в частности на социальные нужды. Великобритания не желала, быть спонсором этой „клоаки и прорвы” межконтинентального нашествия в ЕС,

            в основном агрессивно настроенной массы ищущих лучшей жизни, воодушевляемые канцлером германии А. Меркель и реальными примерами, своих соплеменников.

     Было понятно, что Германия не прочь, попутно ослабить экономику Франции и Великобритании, а в особенности их, влияние в ЕС.

   И частично, это удалось: Юркенс,Туск (руководители ЕС) и Меркель (канцлер Германия) стали появляться вместе в политической жизни ЕС, а не лидеры Франции и Великобритании, с руководителями ЕС.

  Такое положение вещей не устроило Великобританию, и она вышла из ЕС.

  А сейчас, Великобритания заявляет, о сотрудничестве с ЕС, по данному вопросу. Но уже находясь на своей независимой позиции, от ЕС. Она, сама решает кого и сколько, и на каких условиях. Вот, о чём нужно было сказать Терезе Мэй, в первую очередь.

 

 

Но, не может, так как, тогда придётся назвать конкретные цифры, а ими никто не готов поделиться с миром.

Или же, тогда, вскроется ужасающая правда,

готовая раскрыть всю правду, демографического вторжения в ЕС, миллиардов континентальных беженцев, которую так тщательно в ЕС скрывают Меркель, Юркенс и Туск, от широкой общественности?

Какова цена рабству и демографическим катастрофам малых народов в ЕС?

Или какова цена военной живой силе, на случай противостояния с Россией? Миллиарды, это внушительно, ведь будь, хоть пол миллиарда у Гитлера, дополнительных сил под Москвой, Москва бы пала.

По словам фельдмаршала фон Бока, «создалось такое положение, когда последний батальон может решить исход сражения». Однако новых батальонов у немецкого командования не осталось.

Одно плохо, эти полмиллиарда, разнесли бы и Гитлера и Европу, сразу вслед за получением оружия.

 Но, вероятно, сейчас будет как-то иначе, думают в ЕС, руководство  точнее некто, убедили в обратном: и трава зеленее и небо голубе и «маврам  жить, уже не в кайф», без захвата Москвы. Были же лозунги у Гитлера: «каждому немцу по деревеньки в СССР». Что думаете сейчас не сработало бы? Работает, просто нужно сменить на «каждому беженцу, гражданство», придумали, ранее – дёшево и сердито. Одно не учли, они не рабы и не мавры,

Это люди, не снятые с гор или пустынь, военными и забранные в полон, а уважающие себя индивиды, ищущие лучшей жизни, а по сему, прекрасно разбирающиеся, где журавль в небе, а где синица в руках. Поэтому и стали прорываться в Германию и Великобританию туда, где можно жить на социальные пособия, естественно давать таким в руки оружие означает самоубийство ЕС. В конце концов, это поняли, но нужно, как, то разруливать обстановку. А самое скверное ( для ЕС-заговорщиков), что Москва тоже поняла и предприняла контрмеры.

 А то, что бунты беженцев не приняли форму катастроф, нужно уповать на работу контр. Служб, среди них и своевременное реагирование правительств стран ЕС.

Но на долго ли? «Если, всё время долбить в одно место, то добьются и никакие прокладки не помогут». Это поняли и за океаном, ещё при Обаме.

Вы думаете, двигающиеся бронетехника в Прибалтику и страны восточной Европы, способна остановить Москву?

Нет, конечно.

Это бронетехника подавления бунтов не более.

Танки? это да, военная единица, способная воевать.

Зачем нужен на войне бронетранспортёр?

Разве как телега, для подвоза солдат с пулемётом ( прошиваемый из снайперской винтовки Драгунова или  автомата Калашникова).

На самом деле, у военных есть другая техника, типа БМП, способная воевать, но их нет у нас.

Зато, для разгона демонстраций, вполне подходит, если не закидают «коктейлями Молотова», способен сдерживать тысячи бунтующих беженцев, ли, население ли, техники всё равно.

В любом случае, это  действенное устрашающее оружие, для простых обывателей, но не для видевших войну в Сирии, которым не сложно, сделать «коктейли молотова» (бутылки с бензином), в ответ. Это, простая и  действенная мера, против танков в черте города ( бензин, керосин, солярка или их смесь проникает в поры между швов создавая пожар, изнутри, вызывая удушье экипажа), лишь очень не многие современные танки, способны, им, противостоять.

Если угодно, мы в свою очередь можем предложить Премьер-министру  Терезе Мэй  подойти иначе и не заботиться не о ЕС, а о сохранении тех приоритетов, за которые голосовал Ваш народ на референдуме.

Их и обнажить, не взирая на секреты и договорённости с ЕС. Помните, что, всё шатается и сама ЕС уже не знает, чего хочет, кроме одного, Вам не дадут определить нужные параметры, новых отношений (цитируя слова Мэй), по мере их поступления. Это точно не в интересах ЕС.

 В интересах ЕС, будет прекращение и запрет всех контактов с Великобританией, если на них нет протокола по договору, включая любые контакты.

      Что безумие? – Отнюдь, если рассматривать это предложение, в качестве отправной точки, к Вашему засекреченному списку кулуарных договорённостей,

Или как начало начал, обозначив нулевое значение, к которому легко можно набросать вопросы, начиная с вопросов МИД и заканчивая транспортом и налогами.

А Ваше хождение по мукам, лишь ставит Великобританию, в положение:

«Хочу всё и много и даже больше»

«Всё нам и всего по более»!

 

Мы в ЕС, это понимаем так: Вы говорите:

Я UK, игнорирую Вас ЕС

 и возьму у Вас ЕС всё, что мне нужно,

 когда, я UK это захочу.

     Какие условия? Будут проблемы, будут и условия, так?

  • Знаете, мы в ЕС, не восторге, от секретных переговоров на этот счёт.

Но, должны также прямо и ответить:

 

-Мы, сами «с усами»

«И нам нужно всё и всего по более»!

 

-Не нравиться, тогда давайте договариваться.

-Нет, от Вас условий и предложений, что ж:

Вот наш Нулевой вариант и давайте начнём:

 

Вот тебе бирюлька, вот тебе совет.

Где, мой Свет, улыбка, мне в ответ?

„HELPSOC” 09.01.17

 

 

 

 

 

 

 

 

Оригинал статьи на BBC:

 

 

Тереза Мэй: мы четко знаем, чего хотим от ЕС

  • 8 января 2017

Начало формы

Премьер-министр Тереза Мэй отвергла утверждения о том, что британское правительство якобы не имеет четкой позиции относительно переговоров с ЕС по вопросу о выходе из союза.

Она подчеркнула, что сохраняется возможность добиться взаимовыгодного соглашения с ЕС, которое позволит Британии сохранять контроль над иммиграцией и в то же время иметь тесные экономические связи со странами континентальной Европы.

Высказывания премьер-министра стали реакцией на критику со стороны бывшего представителя Британии в ЕС сэр Айвана Роджерса, отправленного на прошлой неделе в отставку.

Выступая в воскресенье по телеканалу Sky, Тереза Мэй заявила, что приоритетной задачей ее правительства является достижения максимально выгодного для страны соглашения о выходе из ЕС.

Ожидается, что переговоры по процедуре выхода начнутся в апреле.

По словам Мэй, правительство осознает сложность стоящих перед ним задач. Она напомнила, что речь идет о беспрецедентной процедуре.

Она также признала, что после выхода из состава ЕС Британия не сможет сохранить какие-то желательные для нее элементы членства в союзе.

«Часто люди говорят, что мы выходим из ЕС, но при этом хотим сохранить какие-то элементы членства в ЕС, — сказала премьер-министр. — Однако мы выходим из союза, и вопрос состоит в том, чтобы определить нужные параметры новых отношений, когда мы будем вне его состава».

«Мы будем в состоянии установить контроль над нашими границами и над нашим законодательством», — заверила она.