Латышские стрелки в Питере

Латышская стрелковая дивизия была сформирована в годы Первой мировой войны по территориально-национальному признаку (в основном из жителей и выходцев из Латвии, (национальность латыш, не носила принципиальный характер. Хотя, численность, в дивизии латышей была значительной)

и отличалась железной дисциплиной (это были бойцы и потомки Вэйнов, прошедших через множество войн в Европе и России).

Она сражалась с немецкой армией на Рижском фронте.

После Октябрьской революции большая часть латышских стрелков поддержала большевистское правительство

( деваться было некуда, в России разруха и бардак, домой ехать не на что, да и командиры настойчиво не советуют, даже пытаться).

 В том числе латышей привлекали для личной охраны Владимира Ленина и Кремля

(когда эсеры и меньшевики подкупили и с агитировали на бунт части красной армии, только латышская дивизия осталась верной своим командирам и маршом, при полном параде вошли в город, так бунт автоматически прекратился, и Ленин остался у власти. Будь это «Трамп или Путин», без разницы, латышская дивизия, всегда была верна своему командиру), а матросский бунт в Кронштадте, подавляли, уже отозванные с фронта части красной армии. В 1920-м году Красная латышская дивизия была расформирована.

К событиям Второй мировой войны определение «Латышские стрелки», как правило, в России, не применяется.

В Латвии, боевую традицию «Латышские стрелки», перенял латышский легион ( сражались на стороне Германии: – очевидцы: стук в дверь, и всех, кто мог держать оружие мужского населения забирали в легионеры, кто не мог, в полицаи, выбор не предоставлялся), который упорно «держал курляндский котёл» и не сдал его до конца войны, имея лучшие оборонные укрепления, того времени.

«Курляндский котёл», стал для Красной армии не подъёмным и лишь, узнав, о капитуляции Германии, и конце войны, защитники, сложили оружие после 8мая 1945 года, находясь в полном окружении, перед, 10-кратно превосходящим противником.

 Впрочем, и на стороне красной армии, был сформирован прибалтийский фронт, в котором латвийцы, также как легионеры, воевали, среди  бойцов многих национальностей(латышами, литовцами и эстонцами разбавляли разные подразделения, усиливая дисциплину-  пулемётчик – снайпер — командир), и даже брали Ригу, форсируя Кишэзерс, со стороны полигона в Адажи ( близ Риги- недалеко от одноимённого посёлка Адажи)

(у чёртова колеса ближе к воде, есть мемориальный камень в Межепарке в Риге).

    Латышские стрелки в 20 веке, это не только профессионализм, но и преданность командиру, и железная дисциплина ( сравнимая с уставом ниндзя).

Во дворе дома 15 по улице Латышских Стрелков 14 ноября торжественно открыли памятник, собственно, им же — латышским стрелкам, сообщает «Фонтанка». Он получился совсем не похожим на мощную рижскую скульптуру. Скромная гранитная стела. Внизу небольшая табличка – «Памятник установлен за счет средств ПАО «ГИТ».

ПАО «ГИТ» – холдинг из десятка компаний: строительной, рекламной, клиринговой. Но основную выручку ему приносит управление домами. Компания прославилась предложением вложить в городскую коммунальную отрасль квадриллион рублей (это 1 000 000 000 000 000), дабы выиграть конкурс. Основным владельцем ПАО «ГИТ» является Грант Агасьян. Ему принадлежат 40% долей в холдинге.

Согласно официальной отчетности, за 3 квартала этого года «ГИТ» получил 3,3 млн рублей выручки от управления недвижимостью. А чистая прибыль за 2015 год составила 480 тысяч рублей. Также Агасьян работает депутатом МО «Финляндский округ». А в 2014-м получил благодарность правительства Крыма за консультации местных властей. В этом году «Деловой Петербург» оценил состояние Агасьяна в 1,8 млрд рублей.

С установки стелы латышским стрелкам компания начала свою программу «Городская Энциклопедия». Чтобы обозначить ее социальную значимость, «ГИТ» даже провел опрос силами «НИИ проблем строительства и ЖКХ» (это НИИ было учреждено в 2012 году с участием совладельцев и топ-менеджеров компаний из холдинга «ГИТ»). «Сможете ли Вы пояснить, в честь кого или какого события названа улица?» – спрашивали горожан. Подавляющее большинство – 95% опрошенных – затруднились ответить, говорят в компании.

В итоге фирма решила вызвать в памяти жителей истоки городской топонимики. «Памятник будет напоминать нынешним и будущим поколениям о подвигах и боевых заслугах латышских стрелков, которые принимали активное участие в Первой и Второй мировых войнах. Создание такого памятника сейчас, во времена, когда под влиянием политических сил переписывается история, а братские народы пытаются сделать врагами, когда забывается общее героическое прошлое, особенно важно», – официально заявила компания.

«Фонтанка» попробовала уточнить, о каких именно подвигах идет речь, в том числе «совершенных во время Второй мировой», – но так и осталась непросвещенной. «Я не компетентен давать историческую справку», – сказал на это генеральный директор «ГИТ» Егор Клопенко.

После изучения самого памятника роль латышских стрелков в обороне Риги, а после 1917-го — и в защите советской власти также яснее не становится. Клопенко согласен – послание не слишком информативно для не знакомых с этим эпизодом истории жителей улицы. «Это первая проба. Дальше мы будем использовать мемориальные доски, чтобы чуть подробнее описывать историю», – добавил он.

Позиция «ГИТа» коммерчески безупречна. Компания готова поставить памятник хоть Беле Куну. «Если те или иные личности недостойны того, чтобы им вешали мемориальную доску, наверное, они недостойны и того, чтобы их именем называли улицы в Санкт-Петербурге. Давайте тогда переименовывать улицы! Мы не против такого диалога. Этим должны заниматься историки», – логично излагает мнение Клопенко.

Впрочем, как оказалось, компания забыла предупредить о чистых помыслах Смольный. По закону элементы благоустройства даже на частных территориях должны согласовываться с городом.

Нельзя отрицать – ПАО «ГИТ» предприняло такую попытку. «К нам поступало письмо с предложением установить монумент. Но мы пояснили, что такие согласования не в нашей компетенции, необходимо направить заявку в комитет по градостроительству и архитектуре», – рассказали «Фонтанке» в администрации Невского района. Однако в КГА ответили, что не рассматривали и не согласовывали проект установки памятника.

«Он оформлен не как памятник, а как элемент благоустройства дворовой территории», – отвечает на это Егор Клопенко. Впрочем, уточнить, что это за процедура оформления, все же не смог. Юридически скульптуры и обелиски действительно являются объектами внешнего благоустройства. И именно это обязывает согласовывать их с КГА.

Впрочем, это не мешает жителям домов, окружающих памятник, относиться к творчеству фирмы индифферентно. Несколько собственников квартир домов на улице Латышских Стрелков рассказали нам, что их не опрашивали, стоит ли устанавливать стелу стрелкам, но и не выразили возмущения этим фактом. «Для чего сейчас увековечивать их память, непонятно. Но, с другой стороны, пусть будет, от истории открещиваться не надо», – отметил один из опрошенных «Фонтанкой».

Даже если получить «добро» от Смольного компании не удастся, демонтировать памятник латышским стрелкам все равно некому. По городскому закону об административных правонарушениях, Государственная административно-техническая инспекция (ГАТИ) может выписать компании штраф в размере от 15 до 100 тысяч рублей. «По факту установки памятника без ордера начаты процессуальные действия. Мы выясняем компанию, производившую работы», – сообщили в ГАТИ.

Однако потребовать демонтировать монумент ГАТИ не может — нет полномочий. Снести его самостоятельно – тоже. Год назад Смольный грозился разработать механизм демонтажа незаконных памятников, однако дело так и не сдвинулось с мертвой точки.

HELPSOC обращается к МИД Латвии, вынести этот мемориал на межгосударственный уровень. Принять дар и позаботиться о его дальнейшей судьбе, по программам защиты межгосударственных мемориалов и памятников, воздав должное, его создателю Грант Агасьян

18.11.16 helpsoc